Меню

Яблок от яблони стульчик

Яблоко от яблони

Урок литературы. Холодный класс. На стене портрет Пушкина, написанный любителем-живописцем, не лишенным чувства юмора: на руке классика электронные часы. За окном ночь. Не ночь, конечно, – зимний короткий день. Мы читаем «Жертвоприношение Исаака».
– Затем он поднял нож.э.. – бубнит Косенко – чтобы заколоть сына – Но когда… он хотел опустить… нож вдруг услышал голос с неба это был ангел…
– Как?! Не понимаю! – восклицает Ольга Николавна – Ну как можно убить своего ребенка? Ерунда!
Она хорошо знает сюжет библейской истории, но с каждым годом сцена жертвоприношения возмущает ее все больше. Ей тридцать пять, а детей нет. Будь у Ольги Николавны сын, она сама кого угодно сожгла бы на костре. Любого, кто посмеет обидеть его. На материнстве Ольги Николавны крест поставил порок сердца.
Куда направить нерастраченную любовь? Ольге Николавне есть о ком переживать. Двадцать восемь душ, и каждая душа требует контроля. Ольге Николавне есть от кого получать удары в спину.
Она любит каждого из нас какой-то вынужденной любовью. У многодетной матери нет выходных. Нет выходных и у Ольги Николавны. Мы находимся под ее пристальным вниманием. Всегда.

Урок математики. Раздается дребезжащий долгий звонок – ничего нет мелодичнее и прекраснее этого звука. Она уже здесь, у стола математички – судорожно листает журнал и о чем-то перешептывается с грымзой. Я не понимаю: как ей удается так быстро преодолеть два лестничных пролета и пройти по тридцатиметровому коридору. Ее кабинет на первом этаже. Царство грымзы-математички – на третьем.
Я выбегаю из школьного плена на улицу. Папа, уставший и рассеянный, встречает меня. Мы уходим подальше от этого казенного холодного дома. И вдруг перед нами возникает она…
– Здравствуйте, мне нужно с вами очень серьезно поговорить – произносит Ольга Николавна. В ее словах страх надвигающейся беды, а в глазах – решимость предотвратить ее любой ценой. – У Маши тройка по математике. – с такой трагичностью обычно произносят что-то вроде: «Ваша дочь употребляет наркотики».
Она еще что-то долго говорит, в чем-то убеждает его. Папа проникается серьезностью ситуации. Смиренно, но с достоинством кивает. Все выходные я провожу за учебником математики.

Мы все для нее дети. А любимый сын Ольги Николавны – Рома Косенко. Рома – потомственный двоечник. Его отец был двоечником, его мать была двоечницей. Думаю, и дед в свое время не стремился к знаниям. Такие как Рома, хромая, ковыляют до девятого класса, и прямиком в бурсу. Бурса передается по наследству. Это только в книжках встречаются сыновья столяров, маляров и шахтеров, ставших, благодаря упорству и труду, инженерами, учителями, врачами. В реальной жизни все проще. Яблоня от яблони…
Рома – белокурый, голубоглазый и беззлобный. Но учителя его не любят – уж слишком туповат. Точнее, он был туповатым тогда, в начальных классах, когда властвовала эта крикливая дама, общающаяся на языке подзатыльников и пинков. Как ее звали, не помню… А при Ольге Николавне Рома оживился. Оказалось, не так уже и безнадежен.
Когда я вижу слова «коснуться», «прикасаться» вспоминаю ее. Точнее, тот день, когда мы два часа кряду писали словарный диктант.
– У всех хорошо! Молодцы! Только вот Рома, Лена, Максим… Ребят, соберитесь! Так, пишем. Прикосновение к проводам, касаться земли…
Мы пишем диктант десятый раз и будем писать его до тех пор, пока все не уяснят правило «кос-кас». Никто не острит, не поддевает двоечников. К слову, они уже не двоечники, а почти хорошисты.
Мы пишем. Раньше «отстающие» подверглись бы нападкам мелких провокаторов, в первую очередь Лена, давно и прочно занявшая место изгоя – место, которое никогда не бывает вакантным. Но Ольга Николавна заразила нас терпением и любовью. Этот долгий диктант заканчивается тогда, когда даже Ларицкая понимает, в чем разница между «коснуться» и «касаться».
Все искренне радуются за Лену. И за Рому – у него выходит четверка по русскому. У этого яблока есть шанс отскочить подальше от яблони – Ольга Николавна полна решимости, она сделает все, что в ее силах. Говорят, бездетные женщины чаще мечтают не о дочери, а о сыне, причем голубоглазом и белокуром.

Лена Ларицкая презрение окружающих унаследовала от родителей, выпивающих систематично и редко вспоминающих о своих детях. Иногда мать делает перерыв. Тогда она пытается компенсировать утраченное в пьяном бреду, обращает взор на дочь и приступает к своим обязанностям.
Но алкогольный стаж слишком велик. Ларицкая-старшая бездарно играет роль матери. Десятилетнюю дочь, не раз ночевавшую на улице, она берет, как первоклашку, за руку и ведет в школу. По пути покупает ей мороженое. Затем спешит на работу с чувством выполненного долга. На Лену этот спектакль не производит впечатление. От этого уродливого, неправильно устроенного мира ее защищает толстая стена безразличия. Лена медленно и лениво ест мороженое. Кажется, она не чувствует его вкуса. Организм матери тем временем требует спиртного. С каждым днем настойчивее. И вот мать снова в алкогольной эйфории. Лена идет в школу одна. Без мороженого и без мамы. На ее лице все то же безразличие.
– Ребята, только представьте! Мать привела домой чужого мужчину – в классе тишина, мы думаем, но не представляем. Наши матери спокойные и уставшие женщины, чужих мужчин домой не водят. – Девочка едет одна, поздно, в другой город к отцу. Ребят, не обижайте Лену, поддержите, помогите ей.
Накануне Ольга Николавна встретила в трамвае Лену. Та ехала к отцу – он работает сторожем на птицефабрике, что за двадцать километров от города. Запущенный пьянчуга с жалким, потерянным взором. Но он отец и уж куда лучше чужого мужика в ободранном трико, главного участника маминого фанатичного застолья.
Склонение числительных подождет. Правила можно и после выучить. А вот чувствовать, понимать, жалеть – этому учатся годами, а иногда и всю жизнь. Сорок пять минут Ольга Николавна говорит о Лене, взывая к нашему состраданию. Три четверти часа она учит терпению и любви. Это ускоренный курс. У Ольги Николавны мало времени.
Таня Петрушина – надоедливо активная пигалица – всегда знает, что нужно другим. Теперь она берет в школу две линейки, два карандаша, два ластика. Все в двух экземплярах: для себя и для Лены. В семье Ларицких расходы на школьные принадлежности не предусмотрены. Таня следит за Леной, помогает с домашним заданием. Тупая отстраненность в Лениных глазах постепенно уходит. Она становится похожей на нас. В нашем классе нет ни двоечников, ни изгоев. У нас все равны.

Читайте также:  Лучшие сорта зимних сортов яблонь для урала

Почему грымза? Потому что Екатерина Васильна – это не человек, не женщина, не учитель. Это красноволосое чудовище, окопавшееся на третьем этаже, в тридцать втором кабинете. Нам так кажется. Особенно тем, кому с трудом удается найти корень из трехзначного числа.
Екатерина Васильна говорит зычным, раздражающим голосом, нещадно ставит тройки и двойки. Бездарных учеников называет дураками, а старательных и смышленых не ценит. Мы часто жалуемся на нее классной.
У Ольги Николавны мягкие льняные волосы и васильковые глаза. Она источает нежность, заботу. Но с теми, кто нас обижает, она не нежна. Ольга Николавна терпеливо выслушивает наши причитания и жалобы на красноволосую грымзу. Она мечется между третьим и первым этажами. Она пытается заставить грымзу полюбить нас. Ей не удается.
«Не я начала эту войну» – успокаивает себя Ольга Николавна и собирает с наших родителей подписи в согласие на уничтожение грымзы, лишенной педагогического дара и человеческого такта.
В учительской судачат. Иные исподтишка крутят у виска. Есть те, что откровенно ненавидят ее, – ради неблагодарной поросли готова растоптать коллегу, испортить климат в учительской. Но Ольга Николавна прет. Ее не остановить. Вот уже созвано собрание. Грымза на скамье подсудимых. Ее обвиняют в несправедливости и некомпетентности. Но дают последний шанс: открытый урок.
Екатерине Васильне под шестьдесят. Ее уже лет тридцать никто не попрекает, а тут такое. Она берет всю свою силу в кулак и на открытом уроке метаморфируется в престарелую Мэри Поппинс. Удачный образ. Екатерина Васильна строга, справедлива, за правильный ответ одарит улыбкой, за ошибки слегка пожурит.
– Ну скажите, Екатерина Васильевна вела сегодня урок так же, как и всегда? – Молчание. На лице Грымза каменная улыбка. – Или не так? – мы молчим. Екатерина Васильна улыбается. От грымзиной улыбки мурашки по коже.
– Как всегда – раздается несколько робких голосов, к ним добавляются и остальные. Почти весь класс поддерживает Екатерину Васильну – ту, которой наша классная объявила войну, – первую и последнюю войну в своей жизни. Ту, из-за которой Ольгу Николавну вот уже неделю в учительской обдают холодом и презрением. Но грымза большая и сильная. Мы – маленькие и зависимые.

Предательство она нам простила. Но после мы ее не видели. Мы здесь ни при чем. Чтоб воевать с грымзами, прошедшими огонь и воду советской педагогики, нужно иметь толстую кожу и здоровое сердце. У нее не было ни того, ни другого.
На место Ольги Николавны, уволившейся по болезни, пришла Федякина. Не помню ее имени. Тетка с мучнистым лицом, выполнявшая свою работу механически, без лишнего пыла. В нашем классе снова появились изгои и двоечники. Как и полагается.

Она умерла в мае. В те дни, когда страна нехотя готовилась к празднованию Дня Победы. Новость о ее смерти не вызвала во мне ни жалости, ни чувства утраты. Только странное любопытство – смерть подростками представляется чем-то далеким и нереальным, а потому не пугает, а влечет. Об учительнице, интересовавшейся мною больше, чем мои родители, я быстро забыла. Мне казалось, что забыла.

Смутные девяностые и тот беспокойный злой город я давно отправила в дальний ящик своей памяти. Но в последнее время то и дело заглядываю в него. Образы одноклассников давно истлели. Рому разорвало метановым взрывом, когда он в очередной раз спустился в забой. Лена приняла эстафету из родительских рук: произвела на свет троих детей в перерывах между запоями. Таня стала учительницей, ведет историю в том классе, где учится сын погибшего шахтера-двоечника. Говорит, мальчик безнадежно туп. Остальных не помню. Они мне неинтересны.

Источник статьи: http://proza.ru/2018/03/10/208

Яблоко от яблони. История из жизни. (Продолжение рассказа «Мамашка»)

Это реальная история. Её можно читать, как самостоятельную, а можно, как продолжение истории «Мамашка»

Вот интересно, откуда берутся негативные черты у человека? Что влияет на его поведение? Откуда берутся эгоисты, лодыри, люди, которые доставляют боль и страдание другим, в том числе и своим родным?

Это продукт плохого воспитания или, всё же, поведение человека заложено уже при его рождении? И воспитанием можно лишь немного подправить негативное в человеке, но не исправить его совсем?

Читайте также:  Как ухаживать за саженцами груши

Думаю, что наследственность играет не последнюю роль.

Встреча у магазина

В нашем городе есть магазин «Океан». Не так и много там хорошей рыбной продукции, но бывает. Далеко это от моего дома, но езжу туда регулярно, где-то раз в неделю.

А однажды, приехав туда, увидела выходящей из этого магазина свою бывшую сотрудницу, Юлю.

— О, вы тоже за рыбкой сюда приезжаете? – спросила её.

— Да нет… Объявление на Авито прочитала, что им юрист требуется…

— Устали быть пенсионеркой? Бездельничать устали? Похвально! – говорю ей.

— Нет, не от безделья я устала, а от отсутствия средств. Рыбка сейчас для меня недосягаемая.

«Что же так? Получает пенсию, сын взрослый» — подумала.

Юля намного младше меня и в то время, когда я ожидала своего первого внука, у неё был маленький сынок, двухлетний Алёшка. У Юли были серьёзные проблемы с сердцем и её госпитализировали в больницу, а так как никаких родственников у неё не было, она попросила меня побыть с Алёшей. Я согласилась. Это было, как раз кстати, стажировка получилась на роль бабушки.

Возвращаясь с работы, я забирала Алёшку из детских яслей, приводила домой, занималась с ним, играла, ходили гулять и на улицу. В общем, делала всё, что требовалось этому малышу. Мне он показался гораздо более развитый своих ровесников. Также считали и воспитатели и нянечки в яслях.

Способный ребёнок

— Он будет лидером, — говорила одна из воспитателей, — ведёт себя так, словно знает о своём превосходством над всеми. Он никогда не просит у детей игрушку, просто подходит и забирает её. И так всегда.

А я подумала, что Юле и нужна хорошая опора в жизни. Одна, ведь. Будет лидером? Так и хорошо.. Но. забирать у других. Это не очень хорошая черта вырисовывается.

Трудно Юле достался сын. Врачи настаивали на прерывании беременности, так как при её заболевании может при родах случиться непоправимое. Но Юле уже было тридцать и она мечтала о ребёнке, хотя была не замужем. Это тоже удивительно. На добрую и обаятельную молодую женщину многие обращали внимание, знаю, что несколько молодых парней страдали по ней и предлагали руку и сердце. Поэтому и удивляет, что Юля так и осталась не замужней.

— Я не перебираю, — говорила она, — я просто люблю… Но…

Кто тот, которого она любила, она не говорила. Возможно, это и есть отец Алёшки.

Несмотря на запрет кардиологов, Юля не отказалась от мечты о ребёнке. Тогда доктора посоветовали несколько родильных домов в Москве, которые хорошо оснащены и врачи которых имеют опыт работы с роженицами с таким заболеванием.

Рожала Юля в каком-то центре, в Москве, в барокамере. Дело было в 1987 году и не о каких оплатах тогда речь не стояла. Там же, в Москве, года три до родов ей делали операцию на сердце.

Родила Юля мальчика. Она и хотела мальчика, будущего защитника. А мы, все её сотрудники радовались такому событию, снарядили одну из сотрудниц в Москву, чтобы помогла добраться роженице с ребёнком домой, в наш город.

Юля из многодетной неблагополучной семьи. Ей было больше десяти лет, когда её и её братьев и сестёр забрали у родителей и она оказалась в детском доме. Старшие трое пошли впервые в школу, находясь в детдоме, а младших пятерых усыновили в другие семьи. Юля так и не знает о них ничего.

Школу Юля закончила хорошо, а потом ещё и в университет поступила, получила профессию юриста.

Была ещё одна сестра, которая хотя и не получила образования, пошла по жизни достойно, работая строителем. А у самого старшего не сложилось. Больше в тюрьме находился, чем на свободе. Не сложилось и у другой сестры, та повторяет всё то, что было и у родителей. «Яблоко от яблони…» Но Юля это, как раз, тот случай, когда подходит вторая часть пословицы: «Яблоко от яблони недалеко падает, да далеко катится», а покатилась она по жизни действительно далеко, ничего не переняв у родителей. И хотя замуж так и не смогла выйти, жила она достойно, работала, воспитывала сына, свою надежду на дальнейшее благополучие.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/ras/iabloko-ot-iabloni-istoriia-iz-jizni-prodoljenie-rasskaza-mamashka-5fced09cadaafd0b109575ab

Яблоко от яблони. (продолжение рассказа «Мамашка»)

Поначалу Юлю радовали способности сына. Алёшка всё схватывал на лету. Отличался своими способностями. Так было в детском саду, так было и в школе. Никогда не сидел над выполнением устных заданий, делал только письменные. А устные мог прослушать на уроке и ему это было достаточно, чтобы пересказать на отлично.

Но отличался Алёшка не только своими способностями к учёбе, отличался и способностями хулиганить. Доставалось от него и младшим школьникам. Этакий монстр рос! Как он смог, Юля понять не может, что школьные задиристые пацаны перед ним заискивают и приносят ему разные преподношения? Обидеть мальчишку, забрать у него что-то, это было в порядке вещей для Алёшки. Юля не знала, что предпринять, как повлиять на его характер. Где он мог видеть такую жестокость? Ведь дома у них нет ничего подобного и с такими людьми Юля не зналась.

Единственное, что радовало, Алёшка не пил и сигаретами не баловался. Юле даже казалось, что он никогда и не пробовал это. А вот из школы исключили. Сначала из одной, в шестом классе, потом из другой – в восьмом. В третьей школе предупредили, чтобы в 10-й класс не приходил, не примут.

Читайте также:  Маленькие плодовые деревья для дома

Юля приложила немало сил, чтобы определить его в кадетское училище, надеялась, что военная дисциплина положительно повлияет на сына, поможет ему изменить характер. Но нет. Из училища он сбежал, проучившись только год. Я посоветовала Юле отдать его в кулинарное училище. Когда-то я работала там и знала мастера производственного обучения, которая хорошо ладила с трудными подростками и исправляла их. Вначале всё шло здесь хорошо и встретившись с мастером и услышав положительные отзывы об Алёшке, я поспешила обрадовать Юлю. А он хвастался, каким вниманием девчонок он там окружён. Прямо, первый парень на селе. Ещё бы! В училище ребят было не более пяти процентов, а остальные девчонки.

Но не суждено было стать Алёшке и поваром. Его интереса к профессии хватило лишь на полгода. Потом бросил учёбу и здесь. Долго нигде не работал, не мог найти себе занятие по душе. Но потом нашёл кажется то, что ему подходит, как нельзя лучше. Стал риэлтором. Обладал способностью уговорить кого угодно. Но… работал не в фирме, а самостоятельно, нелегально. Изучая объявления, искал продавцов недвижимости и находил им тоже по объявлениям покупателей. Затем сводил продавца с покупателем, получая солидные комиссионные. Но имея характер афериста, Алёшка не останавливался на комиссионных, обман клиентов стал для него нормой.

До пенсии Юля работал на одном и том же предприятии юрисконсультом. Я ушла на пенсию раньше, и долгое время не виделась с Юлей и ничего о ней не знала.

И вот неожиданно встретила её. Я увидела её выходящей из большого рыбного магазина, который находился далеко и от моего, и от её дома. Но не за рыбкой Юля сюда приезжала. Она искала работу и прочитав объявление на Авито, что магазину требуется юрист, приехала на собеседование.

— Денег не хватает, пенсию получу, сразу за квартиру отдам и сижу потом на хлебе и чае, — сказала она.

— Да, коммуналка дорогая нынче, — соглашаюсь я, — но отчаиваться не надо, главное, крыша над головой есть, а пойдёте работать, будет легче.
— Видно, работу мне не найти, — вздохнув, сказала Юля, — говорят, что старая, — и помолчав добавила, — А крыши над головой у меня нет уже… Продала квартиру свою, теперь у чужих людей снимаю комнату в ЖАКТе с удобствами во дворе.
— Как? – я была удивлена, как могла она продать единственную квартиру? – Зачем же вы продали? Вас, наверное, обманули?
— Нет… не обманули, — помолчав ответила Юля, — Сыну… Алёшке нужны были деньги…

И Юля рассказала, что Алёшка давно покушался на её квартиру, требуя её продать, он постоянно влезал в какие-то долги. А два года назад заявил:
— Или я или квартира. Меня на счётчик поставили и если не отдам долг, со мной церемониться не будут, пустят в расход.

А Юля в то время только вернулась из Москвы после очередной операции на сердце. Предприятие, на котором Юля работала долгое время, взяло на себя все расходы и по операции и по проезду в Москву и обратно.

Конечно, Юля не соглашалась продавать квартиру, убеждала, что этого делать нельзя, где же она будет жить?
— Да хоть в бомжи иди, раз тебе квартира дороже сына!

Тогда Алёшка ударил её, она упала, а он продолжал бить. Дальше Юля ничего не помнит. Совсем ничего.
— Около года я была, как овощ, ничего не соображая, что случилось и что со мной произошло, — продолжала Юля, — В таком состоянии и продажу квартиры оформила, вернее, оформила на сына генеральную доверенность, не думая о последствиях. Спасибо моему лечащему врачу. Выходила. В основном, в больнице была и временами между больницами она меня к себе домой брала.
— А сейчас как вы чувствуете себя?
— Сейчас мне гораздо лучше, но совсем плоха память стала, всё забываю… И сама понимаю, что работать хорошо не смогу, но и без работы мне нельзя.
— А Алёшка где живёт?
— У него была женщина, так у неё и жил, а как всё это произошло уехал куда-то на Север. Иногда звонит, говорит, что у него всё хорошо.

У него всё хорошо. А у Юли? Разве это ждала она от сына, когда рисковала, рожая его?

И всё же, почему Алёшка смог поступить так! Юля плохо воспитала его? Сама виновата?
Или… дурная наследственность?

Только два яблока в Юлиной неблагополучной семье упали
и далеко покатились. Остальные яблоки так и лежали рядом с яблоней. Но Алёшка… Почему он вобрал в себя весь негатив бабки и деда? Почему Юле не удалось привить ему всё то хорошее, чем обладала сама?

Уважаемые Читатели! Спасибо за то, что Вы у меня есть! За то, что читаете, пишите отзывы и ставите лайки!

Следующий рассказ начну публиковать 11 декабря. А пока предлагаю познакомиться с моей статьёй «Останется ли Дональд Трамп хозяином Белого дома» В статье я попыталась взвесить его шансы противостоять фальсификации выборов и победить.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/ras/iabloko-ot-iabloni-prodoljenie-rasskaza-mamashka-5fd002249d0fbc29ba036ccb