Меню

Яблоко от яблони эрорассказ

Яблоко от яблони

Письмо пришло по электронной почте. Всего одно слово. Нескольких букв несли в себе целый ворох неприкрытых эмоций – неистовой ненависти, угрозы, лютого желания навредить, искалечить, растоптать. Сдохни. От этого емкого одинокого буквосочетания сразу захотелось завыть волком, зарыться поглубже и навсегда.
Аська минут пять тупо пялилась на монитор компьютера, пытаясь справиться с нахлынувшим на нее отвращением. В ее хорошенькую, с новой модной стрижкой, головку, ну никак не укладывалась данная установка. О наличии в ее жизни злейших врагов, девушка слыхом не слыхивала. Закон не приступала, чужих мужей не уводила, обеспеченой жизнью, с обязательным атрибутом ее сопровождающим, людской завистью, не жила. Скромная студентка последнего курса биологического факультета, с крохотной зарплаткой. Именно так, уменьшительно-ласкательно, Аська прозвала свой мизерный оклад получаемый ею в должности младшего лаборанта.
А тут, такое – сдохни. Да еще с восклицательным знаком, напечатанное крупным классическим шрифтом с нижним подчеркиванием. Чтобы значит, без вариантов, мол, примите к сведению, приказ не обсуждается и, подчеркиваем, обязателен в исполнении.
Телефонный звонок разрезал гнетущую тишину комнаты, заставив девушку оторваться от лицезрения послания, вернуться в реальность и сделать необходимые телодвижения для ответа.
— Аська, дуреха, ты чего не отвечаешь? Звоню ей, звоню,-взорвалась трубка-умерла что ли?- Танька на том конце провода обиженно засопела и замолчала, ожидая аськиных объяснений, извинений и, что там еще в таких случаях положено? «Умерла, что ли?» противно вертелось в воздухе, цеплялась за «сдохни» и вместе они составляли чудесный тандем.
— Ау! Ася!- пропела трубка Таниным голосом. – Ты с нами идешь или нет?-
— Извини, Таньк, сходите без меня. Что-то голова разболелась, да и настроения нет. Я с вами в следующий раз. Хорошо?- Аська замолчала. Подруга Татьяна Грибоедова, однофамилица, а может и пра-пра-пра-правнучка великого писателя, просто так, без весомых объяснений, в покое, ее, Аську не оставит.
— Это еще что за выкрутасы! А ну, колись, подруга, на свиданку намылилась? Мы же еще неделю назад договорились в этот клубешник затусить. Туда же не попасть. А тут так повезло, Шурик билеты достал.
— Понимаешь, такая история…-Аська набрала в легкие воздух и выпалила на одном дыхании- Мне сегодня на почту письмо пришло странное от неизвестного абонента. С пожеланием побыстрее закончить свою никчемную жизнь. – почему –то слово, написанное в послании, никак не хотелось проговаривать вслух.
— Ну так, ответь. В его же духе, что, мол, помирать не собираешься. Да и ему не советуешь. Вообщем, туфта это все, кто-то или неудачно пошутил, или ошибся с адресатом. Не заморачивайся, Аська. Так ты идешь с нами?-
— Да нет, не обижайся, Тань. У меня правда голова болит. В другой раз. – подруга неопределенно хмыкнула и отсоеденилась. Особой вины Ася за собой не чувствовала. Жизнерадостная однофамилица писателя была отходчива и уже через минут пять, Аська была в этом уверена, сидела на телефоне и обалтывала очередную претендентку на сопровождение ее величиства в элитный клубешник.
Как же она сама не додумалась. Надо просто написать ответ. Жесткий, без намека на то, что неизвестный не только напугал ее, но и вынудил остаться дома. Глупость какая. Головой девушка понимала, что послание предназначается не ей, не за что. Однако и любопытство разбирало, и хотелось выяснить, убедиться, поставить точку. Или нет, гейм овер, с нижним подчеркиванием и тремя восклицательными знаками в конце.
Ася ткнула в кнопку на клавиатуре компьютера и экран ожил. Белый котенок-анимашка скакнул в левый угол и оттуда подмигнул. Послание не исчезло, оно размножилось. Его брат-близнец пришел за родственником и теперь их стало два. Одно недавно прочитанное, а оттого выделенное тусклым цветом, и новое, ярко-синее, манящее, прочти меня. Сдохни. Письмо было доставлено адресату, то есть ей, две минуты назад. Глядите-ка какая настырность. И Аська разозлилась. По-настоящему, как написали бы в книжках, девушкой всецело завладела вселенская злость. Сидит себе аноним в безопасном месте и пописывает мерзопакостные вещи совершенно незнакомым ему людям. Да как он смеет вообще?!
Тонкие длинные пальчики девушки заклацали по клавиатуре. На незамысловатый электронный адрес, состоящий из абракадабры смешанных английских букв и цыфр она отправила ответ. С уведомлением о прибытии на место назначения.
«Когда?»
«Сегодня». Вражеское послание прилетело незамедлительно. Увидев его, так неожиданно появившееся на экране, Аська плотнее вжалась в кресло и набрала:
«А если я не хочу или не могу?». Резонный вопрос.
«Придется». Ого, да это уже прямая угроза. Ясно, она имеет дело с сумашедшим или маньяком. Хорошо еще, что придурок нарвался на взрослого, адекватного человека. Страшно подумать, если на ее месте оказался подросток.
«И каким это образом должно произойти?».
Аська ждала. И почему-то волновалась. Как-будто и впрямь от следующего письма зависит исход ее молодой, только начавшейся жизни. Сердце бешено колотилось, а ответ задерживался.
«Весело». И смайлик, милая такая мордашка, с подмигивающим глазом. Урод. Вплотную пригнувшись к экрану, девушка зачем-то внимательно разглядела мигуна. Желтый, улыбается.
«Ты готова?». Будь готов, всегда готов! Декламировали в далеком прошлом краснощекие советские пионеры. А вот Аська совершенно не была готова. Ни к общению с компьютерными маньяками, ни к собственной скорой смерти. Она искренне растерялась и, незная чем аппелировать замерла над клавиатурой.
«23-00, городской сквер, главная аллея. Четырнадцатый фонарь от начала.»
«Немедленно прекратите свои шуточки или я обращусь в полицию. Они вас вычислят и посадят за терроризм. Я вас незнаю и ничего плохого вам не сделала. Оставьте меня в покое. » Отправлено. Аську трясло, она вцепилась в деревянный подлокотник кресла так сильно, что пальцы вмиг побелели. Нужно немедленно вырубить компьютер, напиться горячего сладкого чая и включить комедию. Славную, добрую, например, «Бриллиантовую руку».
«ул. Ворошилова, д.5, кв.74. Доброва Ася Николаевна. Кстати, будете в полиции, передавайте привет капитану Никифорову.»
Вот так, официально, лаконично, просто. Доброва Ася Николаевна трясущемся пальцем нажала кнопку компьютера. Он знает ее имя, адрес и даже неизвестного капитана полиции Никифорова. Значит, не ошибся адресат. Милые пожелания, насквозь пронизанные цинизмом, предназначаются именно ей, безобидной, мухе в своей жизни не обидевшей, студентке последнего курса биологического факультета, лаборантке с мизерной зарплаткой.
В местном отделении полиции ее послали. Или отослали, или выслали, подальше от серого двухъэтажного здания с решетками на запыленных окнах. Капитан Никифоров, он же Иван Сергеевич, серьезный , преклонных лет сыскарь, торопливо выпроваживал гражданку Доброву вон из кабинета. Незачем занятых сотрудников внутренних дел от этих самых дел отвлекать по пустякам. Будет тело, будет дело. До свидания, гражданочка.
Темнело. Аська стояла посредине улицы, промозглый осенний ветер задувал под тоненькое коротенькое кашемировое пальтецо. Поежившись, она натянула капюшон, заправила в него разметавшиеся локоны и направилась к остановке. До городского сквера от полиции ехали только маршрутные такси. Словно под действием наркотиков, нехотя, в полусне, она забралась в подходящую газельку и, расплатившись с водителем, уставилась в окно.
Сотовый телефон, украшенный разноцветными стразами, давился избитым хитом. Аська упрямо его игнорировала. Смс, недавно пришедшее на мобильный, она повторяла про себя как молитву уже в сотый раз: «Завтра у девочки день рождения? Мамочка может не прийти, у нее свидание с папочкой. Все зависит от доченьки». Отец Аси трагически погиб год назад в горах. Он был альпинистом. Девочка Ася все поняла правильно. 23-00, городской сквер, четырнадцатый фонарь от начала аллеи.
Парк встретил девушку радушно. Деревья и кустарники мерно покачивались, повинуясь веяниям осеннего ветра. Сквер шептал, шелестел, приглашая гостью ступить на освещенную витиеватыми, под старину сделанными, фонарями, вымощенную серыми камнями аллею. Вдалеке виднелся одинокий прохожий, он поднял воротник пальто и скрылся за поворотом. Ася осталась одна. Она приняла приглашение и торопливо засеменила вдоль черных силуэтов акаций. Один, два, пять, девять…отсчитывала девушка стеклянные кругляши уличных светильников.
И не страшно вовсе, думала она, стараясь вышагивать бодрым спортивным шагом. В этои парке она провела все детство, знала каждый закуток, и оттого, он чудился ей своим, родненьким. В обиду не даст. Четырнадцать. Сердце гулко ухнуло и провалилось вниз. Как вкопанная, Ася застыла в желтом круге фонаря под номером четырнадцать, боясь шевельнуться, повернуть голову. Все же решилась взглянуть на часы, ровно 23-00.
Он появился ниоткуда. Человек в сером длинном плаще возник перед Асей лицом к лицу. В свете фонаря пришелец казался нереальным. Высокий, с непокрытой головой, красивым европейским лицом, дымящейся сигаретой в углу мужественного рта. Этакий киношный Джеймс Бонд.
— Смелая, вы однако, Ася Николаевна, женщина.Проверку на ура, можно сказать прошли, нам такие люди по нраву. – сказал он и застыл, пристально вглядываясь ей в лицо. Протянул руку в дорогой кожаной перчатке. Ася предложения поздороваться за ручку не приняла. Пытаясь урезонить сбившееся дыхание, шумно сглотнула.
— А вы, однако, наглец.- в ответ незнакомец лишь снисходительно улыбнулся. Красив маньяк, черт побери. Ну и мысли у тебя, Аська!-
— Познакомимся?-не дождавшись ответа, продолжил- Фараон.-
— Настоящий?- Аську стала забавлять ситуация. То ли от переизбытка чувств, то ли внешность у компьютерного террориста оказалась столь привлекательной и не страшной, но страх исчез. Осталось лишь голое женское любопытство.
— Самый что ни наесть, настоящий. – названный фараон перекинул сигаретину в другой угол своего мужественного рта- в миру Антон Александрович. Кстати, привет вам от уважаемого Николая Петровича. –
Ася застыла. И второй раз за день разозлилась по-настоящему. Даже ноздри раздула як разъярившейся дракон.
— Да что вы себе позволяете, Фараон недоделанный! Мой отец погиб год назад в Альпах. Его накрыло лавиной. Глумитесь над горем?- она сузила глаза. Так Аська казалась себе еще грознее и убедительней.- Или в очередной раз угрожаете? Ну, этот номер у вас не пройдет, таких надо изолировать от общества…в психушке или тюрьме.- Антон Александрович недовольно поморщился, выплюнул сигаретину. Глаза, до сих пор пребывавшие в лениво-снисходительном режиме вмиг остекленели, покрылись изморозью. Дунул порывистый ледяной ветер.
— Успокойся, девочка. Неперебивай, послушай. Отец твой жив-здоров. Альпинист из него конечно неплохой бы вышел, да гор он за всю свою жизнь и в глаза не видел. Агент Добров работает с нами без малого тридцать шесть лет. Задания, поручаемые нашей организацией твоему отцу, неукоснительно, без единой промашки, выполняются им и по сей день. Надеюсь, и ты, Асенька, не посрамишь честь Николая Петровича. – мужчина замолчал. Поежился, потер ручки в перчатках друг о друга, засунул в карманы плаща.
— Бред какой-то-только и смогла выдавить из себя девушка. От всей ее грозности не осталось и следа.
— Завтра в три тебя будут ждать в аэропорту. Матери скажешь, что посылают в командировку, на симпозиум биологов. С сегодняшнего дня в должности тебя повысили. Вот, возьми, там все прописано. – фараон протянул Асе запечатанный конверт. – Пойдем, подвезу.- и как ни в чем не бывало, зашагал к выходу из парка.
Ася поверила сразу и безоговорочно. Частые, длительные альпинисткие вылазки отца, доктора биологических наук, уважаемого всеми ректора, и совсем неспортивного человека, всегда казались ей фальшивыми, высосанными из пальца.
В три часа дня по московскому времени самолет уносил гражданку России, некую Морозову Анастасию Юрьевну в солнечный Милан, на симпозиум биологов.

Читайте также:  Как выглядит саженец елки

от 11 марта 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0276517 выдан для произведения: Письмо пришло по электронной почте. Всего одно слово. Нескольких букв несли в себе целый ворох неприкрытых эмоций – неистовой ненависти, угрозы, лютого желания навредить, искалечить, растоптать. Сдохни. От этого емкого одинокого буквосочетания сразу захотелось завыть волком, зарыться поглубже и навсегда.
Аська минут пять тупо пялилась на монитор компьютера, пытаясь справиться с нахлынувшим на нее отвращением. В ее хорошенькую, с новой модной стрижкой, головку, ну никак не укладывалась данная установка. О наличии в ее жизни злейших врагов, девушка слыхом не слыхивала. Закон не приступала, чужих мужей не уводила, обеспеченой жизнью, с обязательным атрибутом ее сопровождающим, людской завистью, не жила. Скромная студентка последнего курса биологического факультета, с крохотной зарплаткой. Именно так, уменьшительно-ласкательно, Аська прозвала свой мизерный оклад получаемый ею в должности младшего лаборанта.
А тут, такое – сдохни. Да еще с восклицательным знаком, напечатанное крупным классическим шрифтом с нижним подчеркиванием. Чтобы значит, без вариантов, мол, примите к сведению, приказ не обсуждается и, подчеркиваем, обязателен в исполнении.
Телефонный звонок разрезал гнетущую тишину комнаты, заставив девушку оторваться от лицезрения послания, вернуться в реальность и сделать необходимые телодвижения для ответа.
— Аська, дуреха, ты чего не отвечаешь? Звоню ей, звоню,-взорвалась трубка-умерла что ли?- Танька на том конце провода обиженно засопела и замолчала, ожидая аськиных объяснений, извинений и, что там еще в таких случаях положено? «Умерла, что ли?» противно вертелось в воздухе, цеплялась за «сдохни» и вместе они составляли чудесный тандем.
— Ау! Ася!- пропела трубка Таниным голосом. – Ты с нами идешь или нет?-
— Извини, Таньк, сходите без меня. Что-то голова разболелась, да и настроения нет. Я с вами в следующий раз. Хорошо?- Аська замолчала. Подруга Татьяна Грибоедова, однофамилица, а может и пра-пра-пра-правнучка великого писателя, просто так, без весомых объяснений, в покое, ее, Аську не оставит.
— Это еще что за выкрутасы! А ну, колись, подруга, на свиданку намылилась? Мы же еще неделю назад договорились в этот клубешник затусить. Туда же не попасть. А тут так повезло, Шурик билеты достал.
— Понимаешь, такая история…-Аська набрала в легкие воздух и выпалила на одном дыхании- Мне сегодня на почту письмо пришло странное от неизвестного абонента. С пожеланием побыстрее закончить свою никчемную жизнь. – почему –то слово, написанное в послании, никак не хотелось проговаривать вслух.
— Ну так, ответь. В его же духе, что, мол, помирать не собираешься. Да и ему не советуешь. Вообщем, туфта это все, кто-то или неудачно пошутил, или ошибся с адресатом. Не заморачивайся, Аська. Так ты идешь с нами?-
— Да нет, не обижайся, Тань. У меня правда голова болит. В другой раз. – подруга неопределенно хмыкнула и отсоеденилась. Особой вины Ася за собой не чувствовала. Жизнерадостная однофамилица писателя была отходчива и уже через минут пять, Аська была в этом уверена, сидела на телефоне и обалтывала очередную претендентку на сопровождение ее величиства в элитный клубешник.
Как же она сама не додумалась. Надо просто написать ответ. Жесткий, без намека на то, что неизвестный не только напугал ее, но и вынудил остаться дома. Глупость какая. Головой девушка понимала, что послание предназначается не ей, не за что. Однако и любопытство разбирало, и хотелось выяснить, убедиться, поставить точку. Или нет, гейм овер, с нижним подчеркиванием и тремя восклицательными знаками в конце.
Ася ткнула в кнопку на клавиатуре компьютера и экран ожил. Белый котенок-анимашка скакнул в левый угол и оттуда подмигнул. Послание не исчезло, оно размножилось. Его брат-близнец пришел за родственником и теперь их стало два. Одно недавно прочитанное, а оттого выделенное тусклым цветом, и новое, ярко-синее, манящее, прочти меня. Сдохни. Письмо было доставлено адресату, то есть ей, две минуты назад. Глядите-ка какая настырность. И Аська разозлилась. По-настоящему, как написали бы в книжках, девушкой всецело завладела вселенская злость. Сидит себе аноним в безопасном месте и пописывает мерзопакостные вещи совершенно незнакомым ему людям. Да как он смеет вообще?!
Тонкие длинные пальчики девушки заклацали по клавиатуре. На незамысловатый электронный адрес, состоящий из абракадабры смешанных английских букв и цыфр она отправила ответ. С уведомлением о прибытии на место назначения.
«Когда?»
«Сегодня». Вражеское послание прилетело незамедлительно. Увидев его, так неожиданно появившееся на экране, Аська плотнее вжалась в кресло и набрала:
«А если я не хочу или не могу?». Резонный вопрос.
«Придется». Ого, да это уже прямая угроза. Ясно, она имеет дело с сумашедшим или маньяком. Хорошо еще, что придурок нарвался на взрослого, адекватного человека. Страшно подумать, если на ее месте оказался подросток.
«И каким это образом должно произойти?».
Аська ждала. И почему-то волновалась. Как-будто и впрямь от следующего письма зависит исход ее молодой, только начавшейся жизни. Сердце бешено колотилось, а ответ задерживался.
«Весело». И смайлик, милая такая мордашка, с подмигивающим глазом. Урод. Вплотную пригнувшись к экрану, девушка зачем-то внимательно разглядела мигуна. Желтый, улыбается.
«Ты готова?». Будь готов, всегда готов! Декламировали в далеком прошлом краснощекие советские пионеры. А вот Аська совершенно не была готова. Ни к общению с компьютерными маньяками, ни к собственной скорой смерти. Она искренне растерялась и, незная чем аппелировать замерла над клавиатурой.
«23-00, городской сквер, главная аллея. Четырнадцатый фонарь от начала.»
«Немедленно прекратите свои шуточки или я обращусь в полицию. Они вас вычислят и посадят за терроризм. Я вас незнаю и ничего плохого вам не сделала. Оставьте меня в покое. » Отправлено. Аську трясло, она вцепилась в деревянный подлокотник кресла так сильно, что пальцы вмиг побелели. Нужно немедленно вырубить компьютер, напиться горячего сладкого чая и включить комедию. Славную, добрую, например, «Бриллиантовую руку».
«ул. Ворошилова, д.5, кв.74. Доброва Ася Николаевна. Кстати, будете в полиции, передавайте привет капитану Никифорову.»
Вот так, официально, лаконично, просто. Доброва Ася Николаевна трясущемся пальцем нажала кнопку компьютера. Он знает ее имя, адрес и даже неизвестного капитана полиции Никифорова. Значит, не ошибся адресат. Милые пожелания, насквозь пронизанные цинизмом, предназначаются именно ей, безобидной, мухе в своей жизни не обидевшей, студентке последнего курса биологического факультета, лаборантке с мизерной зарплаткой.
В местном отделении полиции ее послали. Или отослали, или выслали, подальше от серого двухъэтажного здания с решетками на запыленных окнах. Капитан Никифоров, он же Иван Сергеевич, серьезный , преклонных лет сыскарь, торопливо выпроваживал гражданку Доброву вон из кабинета. Незачем занятых сотрудников внутренних дел от этих самых дел отвлекать по пустякам. Будет тело, будет дело. До свидания, гражданочка.
Темнело. Аська стояла посредине улицы, промозглый осенний ветер задувал под тоненькое коротенькое кашемировое пальтецо. Поежившись, она натянула капюшон, заправила в него разметавшиеся локоны и направилась к остановке. До городского сквера от полиции ехали только маршрутные такси. Словно под действием наркотиков, нехотя, в полусне, она забралась в подходящую газельку и, расплатившись с водителем, уставилась в окно.
Сотовый телефон, украшенный разноцветными стразами, давился избитым хитом. Аська упрямо его игнорировала. Смс, недавно пришедшее на мобильный, она повторяла про себя как молитву уже в сотый раз: «Завтра у девочки день рождения? Мамочка может не прийти, у нее свидание с папочкой. Все зависит от доченьки». Отец Аси трагически погиб год назад в горах. Он был альпинистом. Девочка Ася все поняла правильно. 23-00, городской сквер, четырнадцатый фонарь от начала аллеи.
Парк встретил девушку радушно. Деревья и кустарники мерно покачивались, повинуясь веяниям осеннего ветра. Сквер шептал, шелестел, приглашая гостью ступить на освещенную витиеватыми, под старину сделанными, фонарями, вымощенную серыми камнями аллею. Вдалеке виднелся одинокий прохожий, он поднял воротник пальто и скрылся за поворотом. Ася осталась одна. Она приняла приглашение и торопливо засеменила вдоль черных силуэтов акаций. Один, два, пять, девять…отсчитывала девушка стеклянные кругляши уличных светильников.
И не страшно вовсе, думала она, стараясь вышагивать бодрым спортивным шагом. В этои парке она провела все детство, знала каждый закуток, и оттого, он чудился ей своим, родненьким. В обиду не даст. Четырнадцать. Сердце гулко ухнуло и провалилось вниз. Как вкопанная, Ася застыла в желтом круге фонаря под номером четырнадцать, боясь шевельнуться, повернуть голову. Все же решилась взглянуть на часы, ровно 23-00.
Он появился ниоткуда. Человек в сером длинном плаще возник перед Асей лицом к лицу. В свете фонаря пришелец казался нереальным. Высокий, с непокрытой головой, красивым европейским лицом, дымящейся сигаретой в углу мужественного рта. Этакий киношный Джеймс Бонд.
— Смелая, вы однако, Ася Николаевна, женщина.Проверку на ура, можно сказать прошли, нам такие люди по нраву. – сказал он и застыл, пристально вглядываясь ей в лицо. Протянул руку в дорогой кожаной перчатке. Ася предложения поздороваться за ручку не приняла. Пытаясь урезонить сбившееся дыхание, шумно сглотнула.
— А вы, однако, наглец.- в ответ незнакомец лишь снисходительно улыбнулся. Красив маньяк, черт побери. Ну и мысли у тебя, Аська!-
— Познакомимся?-не дождавшись ответа, продолжил- Фараон.-
— Настоящий?- Аську стала забавлять ситуация. То ли от переизбытка чувств, то ли внешность у компьютерного террориста оказалась столь привлекательной и не страшной, но страх исчез. Осталось лишь голое женское любопытство.
— Самый что ни наесть, настоящий. – названный фараон перекинул сигаретину в другой угол своего мужественного рта- в миру Антон Александрович. Кстати, привет вам от уважаемого Николая Петровича. –
Ася застыла. И второй раз за день разозлилась по-настоящему. Даже ноздри раздула як разъярившейся дракон.
— Да что вы себе позволяете, Фараон недоделанный! Мой отец погиб год назад в Альпах. Его накрыло лавиной. Глумитесь над горем?- она сузила глаза. Так Аська казалась себе еще грознее и убедительней.- Или в очередной раз угрожаете? Ну, этот номер у вас не пройдет, таких надо изолировать от общества…в психушке или тюрьме.- Антон Александрович недовольно поморщился, выплюнул сигаретину. Глаза, до сих пор пребывавшие в лениво-снисходительном режиме вмиг остекленели, покрылись изморозью. Дунул порывистый ледяной ветер.
— Успокойся, девочка. Неперебивай, послушай. Отец твой жив-здоров. Альпинист из него конечно неплохой бы вышел, да гор он за всю свою жизнь и в глаза не видел. Агент Добров работает с нами без малого тридцать шесть лет. Задания, поручаемые нашей организацией твоему отцу, неукоснительно, без единой промашки, выполняются им и по сей день. Надеюсь, и ты, Асенька, не посрамишь честь Николая Петровича. – мужчина замолчал. Поежился, потер ручки в перчатках друг о друга, засунул в карманы плаща.
— Бред какой-то-только и смогла выдавить из себя девушка. От всей ее грозности не осталось и следа.
— Завтра в три тебя будут ждать в аэропорту. Матери скажешь, что посылают в командировку, на симпозиум биологов. С сегодняшнего дня в должности тебя повысили. Вот, возьми, там все прописано. – фараон протянул Асе запечатанный конверт. – Пойдем, подвезу.- и как ни в чем не бывало, зашагал к выходу из парка.
Ася поверила сразу и безоговорочно. Частые, длительные альпинисткие вылазки отца, доктора биологических наук, уважаемого всеми ректора, и совсем неспортивного человека, всегда казались ей фальшивыми, высосанными из пальца.
В три часа дня по московскому времени самолет уносил гражданку России, некую Морозову Анастасию Юрьевну в солнечный Милан, на симпозиум биологов.

Читайте также:  Яблоня осенняя радость осенний

Источник статьи: http://parnasse.ru/prose/small/stories/jabloko-ot-jabloni.html